quiteness

День рождения

Неделю назад у меня наступил Новый год. И мы решили на него съездить в Трогир, в котором я не была с первого лета в Макарске.

Collapse )
Хобу я все-таки сварила, обложившись горами пособий. Это оказалось не так сложно - но действительно много деталей, о которых надо знать. Теперь не боюсь иметь дело с этим существом (попробовать бы его легендарного из-под пеки - тушенного под конической крышкой несколько часов!). Еще доедаем стейки из тех, что нарезал мне самый учтивый мясник в городе - который вежливо поинтересуется, предложит самое свежее, нарежет ровно как попросишь и сначала отрежет пленки, а только потом взвесит. Сегодня последний раз сходили на Макарски Ядран, за любимой скумбрией и мидиями - а еще любимым видом на бухту, любимым плейлистом и вообще воплощением местного всего. Очень жаль прощаться с ними всеми...
Face

Dalmatinac sam

А между прочим, сейчас 10 лет как я впервые побывала на этих благословенных берегах. 10 лет нашему дикому, но симпатичному трипу Вольного дуэта (а в тот год даже трио) электровеников "Drang nach Sueden", или "Славяне - собери их всех", после которого сердце мое навсегда прикипело к Адриатике с обоих берегов. И почти полтора месяца, как мы с К. живем в нашей многолетне прикормленной квартирке в Макарске.

Collapse )

А завтра мы поедем в еще одну радиалку, на этот раз в честь моего ДР. Недалеко - Сплит-Трогир. Надеюсь, на этот раз я тщательно обсмотрю все музеи наконец)))
воробей

Финал трагедии

Череда свадеб
Часто так бывает, что, когда новое поколение молодежи входит в возраст, сразу же начинаются свадьбы – почти одновременно, потому что кто не успеет выбрать себе спутника жизни сейчас – с большой вероятностью останется на бобах. Так произошло и после выпуска старших школьников в Кастра Регине. Жениться торопились так, будто чувствовали, что немного осталось мирной жизни впереди.

Collapse )

Три возможные заключения
А дальше есть три варианта, что произошло после.

Либо гунны пришли и вырезали весь город, включая христианскую общину, и список мучеников за веру пополнился.

Либо гунны не пришли (вариант: пришли, но набег был короткий, и многим удалось его переждать), и Кастра Регина тихонько дотлевала еще одно-два поколения – без денежных вливаний из метрополии, постепенно теряя знания, обычаи, постройки, самих римлян, которых понемногу заменяли новые и новые пришлые варвары, и совсем сошла на нет либо превратилась в варварское поселение.

Либо гунны пришли, и приходили, и приходили, и приходили снова. А жители каждый раз уходили, и уходили, и уходили из города, пока не ушли совсем, бросив Кастра Регину на произвол варваров. А уйдя в очень неудобное и сложнодосягаемое место в окрестностях, основали там новое поселение, перенесли туда епископскую кафедру и всю ту римскую и христианскую ученость, которую удалось сохранить. Может, с Римом осталась прочная связь, а может, какой-то из следующих епископов объявил автокефалию и завел свой собственный обряд. Словом, могла получиться та же история, что в свое время выгнала жителей Аквилеи в Градо, а после и вовсе на соленые бесплодные бродячие пески лагуны. А через несколько столетий адского труда в лагуне расцвел невероятный, невозможный, неповторимый Город, сочетающий античное наследие, Восточную Римскую империю и много собственного таланта – город, которого никогда бы не появилось, не выгони гунны образованных римлян-христиан с насиженного места в совершенно не пригодные для жизни пески-тростники в море.
воробей

Бенедикта Горация Прима: Рим уже не так незыблем (часть 4)

Дела церковные
Как-то Бенедикта заметила, что причастие в конце литургии проходит в напряженном молчании. Вроде как каждый занят в конкретный момент, но пока всё пройдет – все просто стоят и ждут. И она пришла к епископу с предложением – может, петь в процессе что-то душеспасительное? И красиво, и стоять нескучно. Епископ предложению очень обрадовался и всецело одобрил. Бенедикта тоже очень обрадовалась: до сих пор она чувствовала себя в общине маленьким ребенком, от которого никакого толку – всегда что-то важное делали старшие, отец, мать, тетка-диаконисса – а тут вроде как очевидная польза. Опять же, Бертрам стал священником и теперь тоже сослужил епископу и Мурене – ему доверяли читать молитвы в процессе литургии. Бертрам стоял у алтаря, высокий и какой-то незнакомый, и читал мощным глубоким голосом, о котором не подозревала раньше даже Бенедикта. Ей очень хотелось не отставать от мужа – и теперь она пела во время евхаристии.

Collapse )
воробей

Бенедикта Горация Прима: молодая матрона (часть 3)

Свадьба
Приближалась свадьба. Надо было сделать кучу дел, прежде чем дойдет до самого главного.
Первым делом Бенедикта пошла к дядюшке Рустику и напрямую спросила его, какие у нее есть варианты относительно правового статуса происходящего – потому что предположений у нее много, а надо знать наверняка. Дядюшка ответил, что она, соответственно, с точки зрения римского права не может выйти ни cum mano, ни sine mano, а до достижения Бертрамом гражданства будет считаться конкубиной. Что касается детей, то всегда есть старый испытанный способ, освященный еще Юлием Цезарем – усыновление гражданином. Правда, усыновление должно быть фактическим, а не формальным – хотя официальных критериев нет, усыновленный даже не обязан проживать в одном доме с усыновителем, но все-таки их отношения должны быть видны и понятны со стороны. Соответственно, усыновить могут либо Бертрама, либо уже будущих детей Бертрама. Бенедикта уточнила, а сработает ли, если Бальво, получив гражданство, усыновит Бертрама. Рустик задумался и наконец заключил, что, по-видимому, нет: усыновлять подобным образом мог бы наследный, полноценный, так сказать, гражданин, а не только что произведенный. А то этак половина варваров в один день гражданами станет. Бенедикта расстроилась (особенно со всеми этими усыновлениями дело очень пахло предательством), но решила, что до детей точно еще не меньше года, а за это время что-нибудь придумается.

Collapse )
воробей

Бенедикта Горация Прима: на пороге взрослой жизни (часть 2)

Школа

Школа, как всегда, начиналась ни свет ни заря. Бенедикта почти никогда не успевала позавтракать до начала занятий, поскольку любила поспать подольше.
Школа оставалась последним надежным источником доходов матери – за обучение надо было платить. Отчасти для удобства, отчасти в целях экономии некоторые уроки для младших вела Бенедикта, хоть сама еще не выпустилась из школы. Занятия у старших начинались позже, но Бенедикте по-прежнему нужно было вставать рано – теперь для маленьких.

Collapse )
воробей

Бенедикта Горация Прима: Рим стоит (часть 1)

Компания ровесниц очень нравилась Бенедикте. Не все были ее близкими друзьями, но со всеми можно было весело провести время. Самой красивой из них была Горация, дочь Горация Цинны. Она всегда ходила в роскошных желтых одеждах, на нее всегда приятно было смотреть. Самой умной была Афрания, дочь второго дуумвира. Ее рассудительности позавидовал бы и сенатор. Самой практичной и при этом саркастичной была Афрания Проспера – ей с детства пришлось самой зарабатывать на жизнь, поэтому она умела многое, чего не умели остальные, и к тому же играла в театре. Самой внезапной была Октавия, дочь Ларции и полная ее противоположность – казалось, все те невероятные выходки, которые она проделывает, нужны ей для того, чтобы насолить матери. И наконец, самой лучшей подругой Бенедикты была Сальвия из семьи виноделов.


Collapse )
воробей

Бенедикта Горация Прима: предыстория (часть 0)

Бенедикта Горация была старшей дочерью христианского священника Бенедикта Имона и Горации Бестии Кары, хозяйки школы и дискуссионного клуба – Оратория. Семья Горациев была не из последних в Каста Регине, провинциальном римском городке на Дунае – один дядюшка обеих Бенедикт был дуумвиром, другой – судьей, а тетушка – диакониссой.


Бенедикта Горация ПримаCollapse )

Для Бертрама это выглядело блестящей партией – гражданка, племянница дуумвира, но на Бенедикту некоторые в городе косились – ей-то зачем этот мезальянс? К удивлению обоих, семьи не стали чинить препятствий – семья Бертрама была готова принять невестку из другого народа, которая к тому же могла повысить их статус, а мать, оставшись без денег, быстро согласилась отдать дочь с половиной приданого за того, за кого она сама захотела.
Face

Последний римлянин: об игре

Почти месяц назад я съездила на чудесную игру от любимого Ромула и Рема по не самой тривиальной теме – 4 век, падение Римской империи, причем не в самом Риме, а в глухой германской провинции. Было заявлено, что у каждого падение Рима будет свое, и у каждого персонажа предполагается своя трагедия в жизни. Поскольку я люблю игры этой МГ, и на нее всегда съезжаются исключительно прекрасные игроки, я решила начать с того, что завязать свою трагедию сразу на две группы моих любимых игроков – одни из моей родительской семьи, а другие – семьи моего жениха, с которым планировался мезальянс.

Collapse )

Прежде, чем перейти к сюжету, поблагодарю тех, с кем мы прошли эту огненную игру. Конечно, мастера – я к вам ездила и буду ездить, у вас такие игры и такие игроки, что живую интеллектуальную атмосферу можно есть ложкой.
Моя родительская семья – Дезире, Бонни, Лев, Лин, Даэл и Хунта – наша чудесная безумная семейка, кажется, воплощала все грани галло-римлянства и была солью земли этого римского города.
Дорогой клир, Граф и Алви, тоже почти члены семьи – внезапно вы сделали мне совершенно невероятную часть игры, и уж с вами-то я всегда впишусь в такие сюжеты.
Конечно, любимейший клан Бальво Лысого, собравшийся еще за год до того в Фарватере – особенно Тимур, Томка, Даймонд и мой возлюбленный супруг Бертрам в лице Керигаля. И отдельное спасибо за свадьбу и за то, что спасли нас с К. от голодной смерти на полигоне!
Молодежь Кастра Регины – МашкаЛ, Аонэ, Валентайн, Стаська, Крыса – с вами было отлично тусить и надежно жить, когда понимаешь, что именно мы – следующие взрослые, и именно наши отношения, действия, социальные связи и позволят этому городу – и нам в нем – жить дальше.
Философский кружок Ларции – самое римское во всей Кастра Регине, на что я равнялась, и та самая интеллектуальная альтернатива нашей благостной церковности.
И last, but not least – моему любимому К., с которым мы пережили этот выезд и который все-таки съездил на полигонную игру впервые за несколько лет, несмотря на то, что зарекся это делать.
hey

Москва-1925

Наконец-то свершилось то, чего мы ждали много лет - я съездила на игру на Урал.

А произошло это вот как. Еще несколько лет назад, в разгар нашей белогвардейки в сети начали попадаться дивной красоты фотографии к готовящейся тогда игре "Порт-Артур". Я сначала заинтересовалась, но услышав "Екатеринбург", со вздохом вычеркнула его из своих планов. Потому что, проехав всю Европу, совершенно не умею готовить путешествия по России дальше Мордовии, и была уверена, что это либо невероятно долго, либо невероятно дорого, либо и то, и другое.

Collapse )
В общем, что хочу сказать, игра отличная, до сих пор не попускает, надо ехать еще. Огромное спасибо всем, с кем играла, и отдельное тем, с кем познакомилась! Вы классные.