Воробей(ко) (tar_viniel) wrote,
Воробей(ко)
tar_viniel

Categories:

Бенедикта Горация Прима: предыстория (часть 0)

Бенедикта Горация была старшей дочерью христианского священника Бенедикта Имона и Горации Бестии Кары, хозяйки школы и дискуссионного клуба – Оратория. Семья Горациев была не из последних в Каста Регине, провинциальном римском городке на Дунае – один дядюшка обеих Бенедикт был дуумвиром, другой – судьей, а тетушка – диакониссой.


Бенедикта Горация Прима


Отец с сестрой


Мать

Кастра Регина для Бенедикты стояла на четырех столпах, с которыми можно было соотнестись в сложных ситуациях, когда непонятно, как себя вести.
Ларция Беата – воплощенный классический Рим, арбитресса изящества, хозяйка философского кружка, меценатка и просто прекрасная женщина - человек той эпохи, к которой Бенедикта очень хотела принадлежать, но опоздала родиться. Ее пример, однако, свидетельствовал, что даже в наши дни возможно поддерживать тот самый Рим.


Епископ – самоотверженный слуга Христа, при этом бесконечно терпеливый и сопереживающий своей общине и их человеческим слабостям и обстоятельствам. Епископ был настолько бессеребренником, что не завел собственного дома и фактически жил у Горациев, так что Бенедикта видела, что и такие люди – тоже люди, тоже едят и пьют вино, и с ними можно говорить не только о важном, но и о пустяках.


Дядюшка Авл Рустик – самый рассудительный человек во всем городке, учился в Риме (там-то он и стал Рустиком, потому что здесь его манерам многие позавидуют) и теперь может найти (или помочь найти) выход из любого положения; рядом с ним всегда есть ощущение, что все будет хорошо и ничего плохого не случится.


Старейшина готской общины Бальво Лысый – ветеран, бывший легионер, а ныне глава большого клана, умело вел дела постоялого двора Fumus Patriae, был уважаем готами – но при этом был достойным христианином, отдал сына учиться в латинскую школу и вообще внушал надежду на то, что готы – такая же важная, надежная и неотъемлемая часть Кастра Регины, как и сами галло-римляне, и что готы тоже через некоторое время станут Римом, приняв его культуру и обычаи. И рядом с ним тоже казалось, что все будет хорошо, и что ничего плохого не может произойти.

Бальво Лысый с женой Томирией и свояченицей Броной, алеманками

Последнее время, однако, дела части семейства Горациев шли посредственно – год назад пропал отец, Бенедикт, и мать потратила все средства на его поиски. Оставалась только школа и Ораторий, и надежд на большое приданое у сестер не было. Бенедикту Приму это не очень огорчало – у нее уже был жених, которому нужна она сама, а не ее приданое, но отца было жаль – с ним у нее всегда были более теплые отношения, чем с матерью и младшей сестрой. Хотя Бенедикта Секунда вполне вежлива, она скорее холодна и все грезит о том, как бы найти себе италика, чтобы тот отвез ее в Рим.
Но не такова Бенедикта Прима. Рим – дело, конечно, интересное, но в Кастра Регине настоящей римскости осталось, может, и побольше, чем в самом Риме теперешнем. Главное – не в месте, а в том, что в нем происходит. Самым ценным Бенедикта почитала хорошее римское образование – знание наизусть римской и греческой поэзии, способность выступать с речью или вести диспут, хорошее понимание философии. Многие ее сверстники из галло-римлян всего этого не умели, а просто хотели в Рим – как будто он сделает их более римскими или прибавит им ораторского искусства. Себе же в мужья Бенедикта выбрала того, кто воплощал в себе близкий для нее Рим и знал всю эту ученость – по стечению обстоятельств он оказался негражданином, готом, сыном управляющего таверной.

Бертрам, сын Бальво Лысого, пришел в школу поздно – деньги на его учебу дала Ларция, когда стало ясно, что парень более склонен к размышлениям, чем к мечу или торговой хватке – и Бенедикта по обязанности дочери хозяйки школы начала ему помогать, чтобы он успел догнать остальных. И тут-то и выяснилось, что варвар иногда может оказаться более римлянином, чем иные галло-римляне, и стремиться к культуре так, что к выпуску обогнал их всех. Обоим стало ясно, что они поженятся.



Для Бертрама это выглядело блестящей партией – гражданка, племянница дуумвира, но на Бенедикту некоторые в городе косились – ей-то зачем этот мезальянс? К удивлению обоих, семьи не стали чинить препятствий – семья Бертрама была готова принять невестку из другого народа, которая к тому же могла повысить их статус, а мать, оставшись без денег, быстро согласилась отдать дочь с половиной приданого за того, за кого она сама захотела.
Tags: РИал, отчет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments