?

Log in

No account? Create an account
Прошло примерно полтора месяца с моего первого рабочего дня в офисе. Все это время я честно собиралась написать этот пост, но все не могла собраться.

Рабочие условия у меня довольно гуманны: гибкое начало дня (исключает мою вечную проблему, когда надо приехать к четкому времени, к которому я всегда неизбежно опаздываю) - и уйти можно раньше, если раньше пришел; чай-кофе, кухня на этаже с холодильниками и микроволновками (научило меня брать еду с собой, чем заодно изрядно экономить на обедах); комната с мешками-креслами, в которых можно поотмокать полчасика, если совсем тошно (я нашла ее не сразу и до того очень страдала, осознав, что предыдущие 10 лет у меня все же были возможности поспать днем, если очень приспичит); довольно friendly обстановка - коллеги-стажеры и кураторы.

Все равно сначала было очень сложно адаптироваться. За 10 лет у меня выработались 2 режима работы, ни один из которых не подходил под офисные задачи: или максимальная самоотдача с выкрученным на всю катушку вниманием и сосредоточенностью (как в случае преподавания, когда нельзя отвлечься ни на секунду и надо следить и за собой, и за учениками), либо расслабленное, но бесконечное написание текстов, не имеющее никакого логического и фактического завершения. Соответственно, первый режим качественный, но предполагает понемногу часов не каждый день; второй режим не воспринимается как собственно "работа", поскольку в нем можно поесть, поспать, выйти в магазин и проч. - это был образ жизни, прерываемый повседневными задачами.
О времени и о себеCollapse )

Хроники поисков работы

Всем интересующимся сообщаю, что неделю назад меня приняли на работу, куда я выхожу еще через неделю. Стажер-тестировщик с небольшим окладом (стажировка три месяца), потом, если мы друг другу понравимся, насовсем. Контора на Ваське, с удобным добираловом и вблизи моей любимой школы мозаики.

Для истории стоит зафиксировать, что и как я делала.

Дано: Воробей после аспирантуры, со стажем высшей школы в 11 лет и без единой фулл-тайм работы, трудовая книжка отсутствует. Бэкграунд сугубо гуманитарный, хотя разнообразный.
Найти: работу в айти, в котором Воробей не понимает чуть более чем ни черта.

Хроники поисковCollapse )

Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо всем, кто участвовал, советовал,  поддерживал, успокаивал мои паники и вообще всячески способствовал. На самом деле, я всегда ощущала, что за мной мои друзья, которые за меня-за меня, и это нефигово помогало.

Итак, работа найдена с нуля в незнакомой сфере за 2 недели. Теперь посмотрим, каково же работать на работе.

Важные изменения

Тут, короче, такое дело...

Мы разъезжаемся с Дроздом. Все очень адекватно, без скандалов, нервов, трагедий и ада (всем бы так). Мы остаемся в очень теплых отношениях, при каждом из нас можно упоминать другого, нас можно вместе звать на тусовки и игры и проч.

Дрозд теперь будет жить у м. Петроградская, ежели кто захочет к нему в гости (подробности у него).

Я остаюсь жить в квартире Дрозда у Володарского моста. Поэтому, если вы по старой памяти забредете на огонек, там буду я (и забредать кстати можно и нужно).

Я буду жить не одна, ко мне переезжает жить bouzyges (что, надо сказать, меня несказанно радует). Прошу любить и жаловать.

В целом, ситуация складывается так, что всех фигурантов можно поздравить.

Сентябрь уж наступил

С началом осени у меня всегда происходит какой-то эмоциональный подъем (особенно если я только что вырвалась из деревни): вот, я сейчас, немедленно и навсегда начну полезно трудиться и жить счастливо, пить свежесваренный кофе, гулять по осенним паркам, не упарываться, спать и есть вовремя и заниматься приятными вещами на досуге. Запала обычно хватает на месяц-полтора, а к ноябрю (в лучшм случае к декабрю) я все равно обнаруживаю себя на дне черной ямы, в полном цейтноте, с непроходящей температурой и пассивной аутоагрессией. Кофе, прогулки, достаточный сон, досуг и приятные вещи отваливаются от меня по дороге незаметно, но неумолимо, как листья с деревьев. Каждый сентябрь я обещаю себе, что в этот раз все будет по-другому - и каждый раз с трудом доживаю до нового года. Интересно, что будет в этот раз.

Посмотрев критически на свою сознательную жизнь, на данном этапе пришла к выводу, что работа не должна быть слишком интересной. Если слишком (тут говорю не только за собственный опыт, но и немалого количества моих друзей и знакомых) - это только кажется, что это предел мечтаний. На самом деле там внутри несколько неочевидных ловушек.
Во-первых, интересная работа побуждает заниматься собой все, все предоставленное время (т.е. пока ты не спишь; впрочем, спать ты тоже стараешься поменьше, вокруг жестолько еще надо сделать). Ты перестаешь вообще заниматься хоть чем-то другим. В результате обеднения среды вокруг ты вымываешься до функции и выгораешь через 2-3 года. Меня вот хватило на 5 (точнее, 4,5), после чего ультимативно пришла клиническая депрессия.
Во-вторых, суперинтересная работа побуждает тебя полностью отождествиться с ней - а значит, провал в ней будет ударом по тебе и твоему самоощущению как личности, а не просто рабочим моментом.
В-третьих, даже на интересной работе немалую (если не большую) часть все равно занимают какие-то скучные или неприятные рутинные вещи. А значит, ты вроде как занимаешься любимым делом - в стратегическом смысле, но вот в тактическом вечно какой-то херней. И кстати, любимое дело в формате обязаловки по несколько часов в день легко может перестать быть любимым и вызывать неприязнь. Которая тем противнее, чем больше ты любил это дело раньше.

Вывод мой сейчас в том, что все равно, где работать. "Работы мечты" у меня сейчас нет, и я хочу только денег и покоя, без нервотрепок, переработок и толп постороннего народа. А значит, неважно, будет ли работа интересной (по гамбургскому счету они для меня сейчас все скучные), лишь бы давали денег и не трогали меня. А уж кудаих потратить  и чем заняться в свободное время - список у меня длинный.

Я не знаю, можно ли устроиться на работу с таким настроем. Может, надо гореть и соглашаться работать круглосуточно и бесплатно. Меня бросает от ощущения "я крутой и могу выставлять свои условия" до "меня никто не возьмет, придется всю жизнь пробавляться постылым репетиторством" с периодом раз в полчаса. Я с трудом заставляю себя закрывать хэдхантер хотя бы ночью и пытаюсь заснуть, несмотря на дикий нервяк. И это еще ни одного собеседования не было. Я ж там вообще в обморок упаду, наверно.

А еще сегодня сводная сестра расписалась со своим мужчиной, с которым они ждут уже второго ребенка. Кажется, я первый раз была на свадьбе в сознательном возрасте (пусть она и ограничилась загсом с дальнейшим распитием шампанского у крылечка).

В общем, я, кажется, взрослею - первый раз ищу работу, первый раз сходила на свадьбу - но лет на 5-10 позже нормальных людей.
Как известно, у меня, во-первых, кризис жанра, а во-вторых, необходимость пойти на какую-нибудь работу. Поэтому я пока помыслю вслух и задам общественности пару вопросов, а вы высказывайте любые соображения по поводу написанного.

Поскольку я все еще не знаю, чего я хочу, начнем с того, что я НЕ хочу:

- ненормированного рабочего дня, непредсказуемых переработок, ночных доделываний. Мне хватило непрерывного просроченного дедлайна за последние 5 лет, поэтому теперь я хочу такую работу, чтобы ты с нее ушел и больше о ней не думаешь, а занимаешься чем хочешь;

- менее 30 тысяч зарплаты, поскольку иначе мне придется брать подработки, а это равносильно предыдущему пункту;

- работать с людьми - я сейчас в слишком неустойчивом состоянии, чтобы бесконтрольно тратиться на коммуникацию. Поэтому разнообразные администраторы, продавцы, турагенты и кстати преподаватели (чем я занималась последние лет 10) мне сейчас не подходят;

- много учиться с нуля принципиально неизвестным мне вещам (типа программирования), поскольку см. предыд. пункт.

Пока дело выглядит так, что стоит как-то связаться с компьютерными штуками, попробовав как-то поженить с этим лингвистику или антропологию (отладка автоматических переводчиков? исследования юзабилити? еще  что-то такое, где надо понимать, как люди реально что-то используют и чего им в процессе не хватает?). Пока, правда, не очень понимаю, как это должно называться и где это искать. И возьмут ли меня туда, при условии, что я в этом ни черта не понимаю на входе.

Заодно важный вопрос к друзьям: когда вы пришли на работу, сколько из ваших обязанностей вы умели заранее, а скольким научились в процессе? Случалось ли вам полностью менять сферу деятельности, и как вы с этим справлялись? Коллеги с фил- и востфака - где вы сейчас работаете, как туда попали и что об этом думаете?

Год был изрядно непростым. В нем было много всякого:

- несколько месяцев в Венеции,
- несколько месяцев в депрессии (пользуясь случаем, говорю спасибо всем, кто меня оттуда вытаскивал),
- игротешенье итальянской игры и игра на трех наших РИ,
- титанические усилия по иностранному блоку на Блине (провалился) и конференции о РИ в ЕУ (удалась),
- выпуск из аспирантуры, с бумажкой и глубоко недописанной диссертацией,
- много часов психотерапии,
- недельный конный поход под Можайском - многолетняя мечта,
- курс мозаики из витражного стекла - менее многолетняя, но мечта,
- разочарование в занятии, которое всегда считала делом всей жизни,
- много очень нового и разного опыта про себя - от глубин ада до электричества из кончиков пальцев.

Когда дойдешь до дна, скорее всего, случится что-то непредсказуемое, что изменит всю картину. Все мои самые смелые весенние предположения относительно того, что я буду делать летом, бледнеют перед текущей реальностью. Сейчас я уже две недели как в городке Счастливом на берегу теплого моря, на пике полной неопределенности, поскольку потом жизнь поменяется необратимо и кардинально, но пока неясно, как именно. Поэтому прямо сейчас я carpo diem, quam minimum credula postero, и аккумулирую внутри солнце, море и нежность, чтобы потом они помогали мне разрешить неопределенность как-нибудь поблагополучнее.

Хватит саморазрушения. Зачем страдать, если можно не страдать.
С новым годом.

Закончила аспирантуру

Сегодня у нас был последний плановый аспирантский отчет. Рассказывали, что мы натворили  затри года, в каком состоянии текст и прочее.

С вечера я ужасно боялась этой защиты - в основном с отвычки, потому что была в универе считанные разы за год. Сегодня оказалось, что защита была нежной и ламповой, а вот бояться надо было другого.

Я впервые теперь прекращаю быть в статусе ученика. Жизнь меняется, необратимо и неотвратимо. Учиться дальше я ужене могу, тошнит. Диссер, конечно, недописан, и оптимистичные прогнозы сулят не ранее следующей  весны. Как я буду его дописывать, совмещая писанину с работой, как я вообще буду жить - пока вопрос наиоткрытый.
Кем и как я хочу работать - тоже непонятно. Всю жизнь я думала, что хочу в науку. Подойдя к ней вплотную, я наконец нутром осознала (а не только головой, как раньше), что это правда монастырь, а я пока хочу пожить немножко, я только распробовала. Поэтому старый образ идеального будущего хруститосколками под моими ногами, а нового пока нет. С одной стороны, полная свобода. С другой, полная свобода - это всегда очень страшно.

Посидели немножко после защиты с преподами, попили винища. Все бодрились, но было грустно. У всех наших стоит теперь вопрос - как жить дальше. Все понимали, что последний раз сидят в этих стенах этой компанией - потому что потом у нас или здание отберут, или универ начнет плановый ремонт. И печаль от того, что уходит эпоха Малого Мраморного, каким мы его знали до последнего закутка, накладывалась на печаль от осознания этого тектонического сдвига в моей жизни и полной в ней неопределенности, уже не в состоянии ее усилить, потому что было некуда.
В рамках преодоления депрессии я понемногу переползаю от примитивных телесных удовольствий типа поесть - полежать в ванне - полежать под массажем к более сложным и, так сказать, духовным. В них входит, во-первых, чтение ессейского канона к игре с другими частями Ветхого завета на сладкое, а во-вторых, спонтанно взятый новый курс в моей любимой школе мозаики. (Телесные практики, правда, тоже никуда не делись - я с удовольствием фигачу странную еду и даже возобновила абонемент в спортзале, куда меня пока хватает только на йогу). Раз уж моя голова неспособна вмещать сейчас ничего другого, давайте я вам расскажу, как я дошла до жизни такой.

Непростое отношеньеCollapse )

Теперь, слегка оклемавшись, я поскакала навстречу новым свершениям, записавшись в ту же школу на курс мозаики из витражного стекла. Сначала это не казалось мне слишком интересным, и я ее выбрала в основном из-за короткого курса и непривычной техники. Но тут она меня с первого раза засосала, и я уже всерьез собираюсь за витражным стеклом на дальнейшее...

Школа, кстати, со времен нашей последней встречи выросла раза в три, многолюдна и изобилует проектами. Интересно, что будет дальше))
Друзья, так получилось, что времени смертельно мало (до понедельника), но вы можете мне помочь, чтобы воробей ниумир. Ответы на очень простой и короткий опрос из вашего ролевого опыта спасут гиганта мысли и отца русской демократии!

Если вы заполнили опрос по ссылке из вконтакта, еще раз заполнять не надо. Опрос анонимный, не бойтесь.
Заранее спасибо!
В выходные ездили в Новгород, играть в санитарный поезд, везущий раненых домой с Великой Отечественной весной 45го.

Со всех сторон проект намечался интересный. Во-первых, я люблю играть у этих людей (Марго, Алькве, Тайлами, Лео и другие славные мастера, сделавшие массу прекрасного, которое я стараюсь не пропускать); во-вторых, они про меня все хорошо понимают (столько игр даром не проходят); в-третьих, санитарный поезд - не то чтобы замыленная тема для РИ; в-четвертых, намечался настоящий поезд в торфяных болотах новгородской узкоколейки с раритерными, если не сказать - антикварными вагонами. Как я понимаю, у игроков немалую часть ажиотажа вызвал именно четвертый пункт; я же после многочисленных нордик-игр хорошо знала, что эйфория от реалистичности накрывает только в первый раз, и никакой 360-градусный антураж не вывезет мою игру, если со мной не будут играть. Поэтому гораздо больше рассчитывала на людей, чем на "настоящий поезд".

Много букв, немного фотоCollapse )

Благодарности
Нет слов, как я благодарна мастерам, которые не испугались и взяли эту высоту; моим любимым друзьям, с которыми я играла; новым знакомым, оказавшимся такими славными и душевными игроками; игротехам, которые делали нам внешний мир и не только; и наконец, тем миллионам людей, которые 70 лет назад обеспечили нам то, что сейчас мы можем... ну короче, все можем.